Джевеза
19.12.2009 в 22:33
Пишет Lit L.:

Себе, переводческое.


Кринолин, корсаж, неглиже, камзол, шмиз, шлафрок, фонтаж, ангажант - такова лишь малая часть тех слов, которые были заимствованы русским языком в XVIII-XIX веках для обозначения различных деталей немецких, французских и английских костюмов, попеременно становившихся модными в России. Однако, несмотря на повсеместное заимствование названий для неизвестных ранее вещей, все это не делает перевод книг по истории костюма легким, и множество профессиональных терминов не имеют прямых аналогов в русском языке, по-прежнему взывая к эрудиции переводчика. "Полит.ру" публикует статью специалиста по истории костюма и кроя Ольги Никитиной "Язык моды XVIII–XIX веков в русском культурном быту: трудности перевода", в которой разбираются некоторые сложные случаи перевода английских терминов в истории костюма на русский язык, объясняется история появления тех или иных понятий и таким образом прослеживается процесс формирования языка моды XVIII и XIX веков. Статья опубликована в журнале "Теория моды. Одежда. Тело. Культура" (2007. Вып. 5).

«Слова и вещи»

Мир костюма — это мир слов. Они звучат загадочно и необыкновенно для непосвященного человека. «Кринолин», «панье», «карако», «боа», «пет-ан-лер»[1] — слова иногда завораживают и привлекают раньше, чем сами вещи. Посредством слова происходит знакомство и понимание культуры, истории и бытовых традиций. Каждая культура создает свой язык костюма. В каждом языке есть поэзия и мудрость, и в любом названии заложен свой смысл и своя история. Но как донести поэзию и смысл языка чужой культуры без потерь и ошибок? С этой сложной задачей приходится справляться переводчику[2].

В русском языке слова, обозначающие детали одежды, ее формы, названия тканей и другие термины, которые можно объединить общей темой «костюм», в основном иностранные или производные от них, измененные на русский манер. Большая их часть пришла из французского языка вслед за французской модой в XVIII–XIX веках (корсаж, неглиже, камзол, шмиз[3]), много английских слов (блузка, гетры и др.)

XVIII век — время формирования русской модной лексики. Европейское платье, «введенное в моду» указами Петра, было немецким или голландским вариантом французского, поэтому среди названий разных предметов этого нового стиля были в том числе немецкие слова (например, шлафрок). Продолжали пользоваться и лексиконом старого русского костюма, обозначая новую одежду по принципу внешней аналогии.

К середине 1720-х годов влияние французской моды, распространившись по Европе, захватило и русское высшее общество. Хотя попрежнему наиболее тесные связи, политические и родственные, у русского двора были с дворами немецких князей, французский язык и французский стиль становились все популярнее. И модницы петровского времени в письмах за границу просят привезти им «фонтанжи» и «ангажанты», а не «чепцы» и «оборки для рукавов». В 1730-е годы уже появляется сатирическая литература о щеголях, изъясняющихся на коверканом французском, который становится в это время языком модного света и моды.

Французский костюм всегда отличался чрезмерностью в отделке, сложным и тонким узором тканей. Английская мода, напротив, более сдержанная, строгая, приспособленная к прохладному климату. У российского европеизированного платья тоже были свои особенности. Иностранцы в течение всего столетия отмечали смешение стилей в русской моде: одного забавляло «безвкусное подражательство» французским обычаям, другого завораживало обилие золотых и серебряных кружев и галунов в одежде придворных, а третьего удивляло соседство на столичных улицах невиданных прежде меховых одеяний и клетчатых плащей, напоминавших о родной Шотландии.

Элементы английского стиля, возможно более близкого российским условиям, начали проникать в Россию в конце XVIII — начале XIX века, тогда же в русский язык пришло много английских слов, относящихся к костюму.

Русский язык всегда легко принимал новую лексику, подчинял ее своим грамматическим правилам, и только некоторое время спустя происходило настоящее осознание необходимости того или иного слова. Насильственное исключение иностранных слов не имело успеха: всем известно о попытке славянофилов в начале XIX века заменять их кальками, например калоши называть мокроступами. Но живой язык нельзя изменить искусственно, слова рождаются и умирают с естественным ходом истории, и на смену им приходят другие.

При такой гибкости и открытости русского языка кажется, что проблемы для переводчика не существует, но трудности начинаются на первой же странице. В данной статье мы ограничимся сопоставлением английской и русской терминологии.

Английский язык — консервативный и независимый, особенно это касается профессиональной лексики. Каждый исследователь исторического костюма и моды старается обойтись собственной английской терминологией, французские слова употребляются только в самом крайнем случае, и, как правило, это не термин, а образное название какой-либо модной детали, например лиф en fourreau, платье robe a la francaise или рисунок на ткани fleur de lys. Но каждое французское слово имеет точный английский аналог: manches a gigot (рукав жиго) переводят как leg-of-mutton sleeve, а fichu (фишю) — handkerchief и т.д.

О самобытности и вандейковом стиле

Сложность перевода текстов по костюму состоит в том, что в русском языке собственные названия предметов одежды найти сложно. Это связано не только с тем, что эти названия были заимствованы вместе с костюмом, но и с традиционным восприятием того или иного предмета. И в английской, и в русской культуре есть самобытные черты. Если говорить о русском костюме, то это одежда допетровской эпохи и народная. Такие слова, как «бармы», «терлик», «летник» или «кокошник»[4], нельзя перевести на английский язык, можно только переписать их латинскими буквами или придумать описательный оборот. И в истории английского костюма можно найти такие примеры. Один из них — модный стиль «Ван Дейк», который просуществовал недолго. Однако в современном языке сохранился термин vandyked — «вандейковый», которым пользуются авторы как научных трудов, так и популярной литературы по костюму. «Вандейковым» называют широкий отложной воротник с зубчатым изрезанным краем, напоминающий воротники на портретах работы Ван Дейка. Само сочетание falling vandyked collar похоже на falling bands — отложные воротники XVII века, отделанные кружевом или целиком кружевные. «Вандейковыми» могут быть не только воротники, но и любые другие детали, например ленты или оборки, с таким же изрезанным краем. Вот описание свадебного платья 1827–1829 годов из книги Дж. Арнольд «Модные фасоны, 1660–1860» (Patterns of Fashion, 1660–1860): «A wedding dress in ivory brocaded silk with Marie sleeves and a vandyked collar edged with blonde lace. The hem is padded and above it is a deep vandyked band of brocade»[5] (Arnold 1995: 58). Из комментариев к выкройке того же платья: «The crossway strip for the vandyked frill <…> The vandyked decorative strips are piped all the way round the edges» (Arnold 1995: 59)[6].

Сейчас термин «вандейковый» употребляют по отношению к костюму XVIII, XIX и даже XX века. Но появился он в 80–90-е годы XVIII века в Англии вместе с одноименным стилем в моде. Ф. Буше в своей «Истории костюма» отмечает: «Стиль “Ван Дейк”, который был широко распространен в английской моде конца XVIII века, характеризуется использованием мягких тканей, особым кроем рукавов, манжет и линии выреза лифа» (Boucher 1987). Описание этого костюма можно найти у Каннингтона: «Длинные нижние юбки, завышенные талии, широкие пояса, обручи под юбками почти незаметны <…> Эта одежда была более простой, вандейковые бордюры и вандейковые отложные воротники были очень популярны <…> Узкий лиф с глубоким круглым вырезом, изогнутым спереди в виде буквы V, был оформлен отложным воротником, двойным или однослойным, часто вандейковым» (Cunnington & Cunnington 1972).

Этот стиль в одежде конца XVIII века был обусловлен модным направлением в живописи. Каннингтон пишет: «В начале века было модным писать портреты дам “в рубенсовском платье” или “в стиле Ван Дейка”. Герцогиня Мальборо в 1734 году, заказывая портрет своей внучки, велела изобразить ее в платье своих предков, поскольку “многие дамы сейчас желают быть написанными в стиле Ван Дейка, хотя он и умер, как мне кажется, триста лет назад”. Во второй половине столетия появились портреты молодых людей, одетых в дублеты с разрезами эпохи Тюдоров, с воротниками времен Ван Дейка и другими элементами маскарадного костюма, но это не стоит принимать всерьез, так же как и портреты ганноверских королей в латах или изображения государственных мужей в тогах» (Cunnington & Cunnington 1972). Каннингтон подтверждает этим свою мысль о том, что нельзя полностью доверять живописным изображениям, так как они не всегда являются точным отражением действительности, и в этом с ним нельзя не согласиться. Но определенное влияние на моду портреты в манере Ван Дейка оказали и даже помогли появиться новому стилю в костюме.

Кружева и оборки

И в России, и в Англии хорошо известны различные сорта кружева — их названия не нуждаются в переводе: валансьен, алансонские, венецианские, дюшес или гипюр. Но основные принципы, по которым различают все кружева, в этих двух странах совершенно разные. В Англии кружево ручной работы делится на игольное (needle lace) и коклюшечное (bobbin lace), то есть по способу производства. Машинное кружево называют просто machine-made lace. «Valenciennes — a fine quality bobbin lace in complex floral designs, using а thousand or more bobbins, on a circular mesh ground <…> Venetian lace — needle made lace was introduced into Europe by the Venetians who had probably learnt the art from Saracenic Sicily»[7] (Yarwood 1978: 272).

Помимо этого общепринятого разграничения, наши специалисты делят кружево на ленточное (готовые кружевные ленты) и мерное (кружевное полотно). Таким образом, кружево классифицируют чаще всего практики, которые занимаются реконструкцией костюма. Возможно, для них важнее сфера применения кружева, а не способ его изготовления. Однако понятия «мерное» и «ленточное» в английском языке отсутствуют, и при переводе текстов с русского на английский приходится выходить из положения, придумывая обороты вроде bands of lace (ленты из кружева).

Такого понятия, как «обрубная оборка», которое у нас широко используется, в английском языке тоже нет. Вернее, отсутствуют сами глаголы to cut, to hem («резать», «рубить» или «подрубать») в названиях оборок, но свои обозначения у них все же есть. Название зависит от назначения оборки.

В 80–90-х годах XIX века появляется термин sweeper (от глагола to sweep — «подметать») — буквальный перевод французского слова balayeuse («подметальщица»). Так называли оборку, пришитую к внутренней стороне подола юбки со шлейфом. «In the late nineteenth century, pleated, stiffened dust ruffles, called sweepers or balayeuses, were sewn to the underside of the hems of ladies long, trailing gown skirts to act as dusters to absorb the dirt from the flour or street and to protect the gown fabric on top»[8] (Yarwood 1978: 345).

Обрубные ленты, предназначенные для манжет, отделки или наружных оборок, называют просто frill (strip) with raw edges — «оборка (лента) с необработанным краем». «The detail <…> has been tightly gathered along one edge and pinked and scalloped along the other — both edges are left raw»[9] (Hart & North 1998: 34).

Край может быть двух видов: pinked edge (зубчатый край) и scalloped edge (фестончатый край), если фестончатый край дополнен зубчиками — pinked scalloped edge. «…A single ruffle on the elbow-length sleeve which has a scalloped edge and is headed by a pleated and pinked frill»[10] (Hart & North 1998: 86). «A straight strip of taffeta <…> is pinked and box-pleated to form a decoration for the hem of the petticoat»[11] (Arnold 1995: 41).

В русской терминологии образного названия «подметальщица» не существует, используют иногда французское balayeuse, но в основном говорят и пишут просто «оборка». Для нас это универсальное слово, меняются только определения — плиссированная, гофрированная, заложенная складками, скроенная по косой и т.д. В английском языке есть несколько слов, которые можно перевести как «оборка». Чаще других встречаются ruffle, frill и flounce. Границы употребления этих слов существуют, но они довольно размыты. К тому же каждый автор по-своему трактует эти определения. Дорин Ярвуд, автор известного словаря, пишет, что ruffles появились в начале XVI века как отделка воротника и рукавов нижней сорочки — ее носили под дублетом, джеркином или женским платьем, которое застегивалось на пуговицы от подбородка вдоль центра переда. Затем ruffle на воротнике заменила ruff — фреза[12], которая должна была быть выполнена из той же ткани, что и оборки на запястьях, сочетаться с ними по отделке и вышивке. Позднее название ruffle перешло на все оборки и ленты, собранные складками.

Каннингтон считает, что ruffles — это оборки, которые начали носить в первой половине XVIII века под манжетами рукавов. Поскольку рукав в это время был достаточно широкий, под платье могли надевать сорочку, у которой были рукава с оборками (ruffles). Во Франции эти оборки называли engageantes — термин, который появился в Англии только в XIX веке. «Ruffles were bell-shaped until the end of the 1740s, and with multiple sets the upper ones were each shorter than the lower so as to display the lace»[13] (Cunnington & Cunnington 1972).

Flounces выкраивали из той же ткани, что и платье, и пришивали вместо манжеты к рукаву, который к середине XVIII века постепенно сужался. Когда рукав стал слишком узким для того, чтобы под ним можно было спрятать еще и рукав сорочки, оборки (ruffles) пришлось пришивать прямо к рукаву платья. «The flounce was shallow or absent at the bend of the elbow, but deep behind <…> The ruffles followed the line of the sleeve flounce with a deep fall behind and a short fall at the bend of the elbow»[14] (Cunnington & Cunnington 1972).

Ruffles могут также оформлять чепчик или горловину шемизетки, при этом они должны сочетаться с оборками на рукавах. В мужском костюме оборку на рукаве рубашки, которая была видна из-под манжеты камзола, тоже называли ruffle.

Слово frill для Каннингтона, похоже, не так важно. Оно самое нейтральное: и ruffle, и flounce он называет этим общим термином, часто использует глагол to frill — «закладывать складками». «The front border was frilled, single or double, generally with a small central ruffle»[15] (Cunning ton & Cunnington 1972).

Но таких правил придерживаются не все — для авторов книги Historical fashion in detail четкого разграничения нет. Все оборки на рукавах, и кружевные, и из основной ткани, они называют ruffles: «Characteristic of the 1760s are the double sleeve ruffles and the arrangement of the pleated ruffle in a straight line down the opening of the gown’s skirt, both indicating a waning of the rococo influence»[16] (Hart & North 1998: 94).

Но слово ruffle никогда не используется, если речь идет об отделке на юбке, особенно нижней; это единственное, в чем совпадают все исследователи. Ruffle — это украшение только верхней части костюма, яркое и заметное.

Ленты

Еще одно слово, которое для нас связано с украшением, — «лента». Оно ассоциируется для русского слуха с девичьей косой, с ленточкой в подарок на память или с пышными бантами на шляпках модных барышень XIX века, известных по живописи и литературе.

Этот смысл передает английское слово ribbon. Именно так называют ленты, которые вплетают в прическу или используют для декорирования костюма. «The edge of the stomacher is bound with ivory silk ribbon». (Arnold 1995: 28). «The bodice panels and apron are decorated with crossed strips of lilac ribbon and ivory embroidered net»[17] (Arnold 1995: 60).

Более сложное слово — и по своей истории, и по современному применению — band.

По мнению Ярвуд, слово появилось в XVI веке как название ленты, которой обшивали горловину сорочки. Позднее, когда стали носить фрезы, а в XVII веке — воротники различной формы, так называли любые виды отделки горловины или выреза платья. Мягкие отложные воротники белого цвета, целиком из кружева или из батиста и шелка, отделанные кружевом по краю, получили название falling band. «In the sixteenth century the collar became a separate article which finished the neckline of the shirt or chemise; it was more usually known as a band and evolved in the early seventeenth century into the large lace collars known as Falling bands»[18] (Yarwood 1978: 107).

В XVIII и XIX веках ученые, священники и разночинцы носили вместо воротника short-band — узкую льняную полоску. Такие полоски можно было видеть и на чиновниках в XX веке. Устаревшее band использовали вместо современного collar (воротник). Standing band в XVII веке представлял собой полукруглый стоячий воротник на каркасе, а завязки воротника называли band strings.

В современной английской литературе band обозначает полоску ткани, отрезанную от любого полотна, а ribbon — готовую ленту, в этом и состоит основная разница.

Band — это и обычный лоскуток прямоугольной формы, который можно использовать по-разному, и отделка, и кусочек ткани, который пришивают по нижнему краю рукава или по краю горловины изнутри, и корсажная лента (waistband), и пояс. Для комментариев к выкройкам это самый удобный термин. «The front portion of the skirt being pleated into a band that ties round the waist <…> The skirt is trimmed with a deep band of flossed silk <…> Gather the bottom sleeve to fit the band and neaten the raw edges»[19] (Arnold 1995: 55–57).

Особенное название имеют ленты для украшения лифа XVIII века — robings. Эти ленты прикрепляли по бортам корсажа, который носили со вставкой. Они переходили со спинки на плечи и сходились в центре на уровне талии или чуть ниже. Обычно эти ленты не украшали, но до середины века встречались вышитые robings — как правило в придворном костюме. Например, на английском платье 1740-х годов ленты с вышивкой: «Both the sleeve cuff and front robings are embroidered in the same pattern as the mantua and petticoat»[20] (Hart & North 1998: 64).

Часто ленты robings с бортов лифа плавно переходили на края распашной юбки. Такая отделка юбки в виде плиссированной или заложенной бантовыми складками ленты имела свое название — «фалбала», по-английски furbelow. «The flounces and the furbelows [the strips of pleated material which decorate gown and petticoat] are all edged with cherry red braid»[21] (Arnold 1995: 34).

Furbelow можно перевести как «похожий на мех» или сделанный «под мех». Действительно, это воздушное украшение напоминает пушистую меховую оторочку.

Ткани

Существуют различия и в названиях тканей, особенно исторических. Например, часто понятное специалистам без перевода слово brocade — «брокад», «парча». Так называют ткань с рельефным рисунком, обычно цветочным, который подчеркнут либо разницей фактур, либо разницей цветов, а в структуре ткани обязательно присутствует золотая или серебряная нить.

В английских исследованиях само слово brocade используется очень редко, только когда речь идет о ткани вообще. «There was a flourishing trade in the weaving of velvets, brocades and damasks and in the manufacture of gold and silver lace»[22] (Ribeiro 2002). Если автор описывает конкретный предмет одежды, обычно употребляется производный термин brocaded в сочетаниях brocaded silk, brocaded pattern или brocaded design, которые можно перевести как «шелк с вытканным узором» или «вытканный узор». Это слово имеет чисто техническое значение: в XVII и XVIII веках так называли ткань, при производстве которой добавляли дополнительный уток[23], его включение ограничивали размером рисунка. Золотую или серебряную нить здесь могли не использовать, поэтому назвать такую ткань парчой, в нашем понимании, нельзя. «Gown, cream <…> silk with a brocaded design of pear-shaped fruits and exotic flowers in pink, yellow, brown green and black»[24] (Rothstein 1984: 122).

Но если серебряная или золотая нитка присутствует в текстуре ткани, можно перевести brocaded silk как «парча». «Gown and petticoat, pale blue silk <…> brocaded with a floral design in maroon adorned with green foli age springing from linked silver tendrils with silver flowers»[25] (Rothstein 1984: 123).

Иногда термин употребляют в значении «узорный», противопоставляя определению «простой, без рисунка» (plain): «They make up cloaks, mantels <…> of silk, velvet plain or brocaded and trim them with silver or gold lace»[26] (Ribeiro 2002: 73).

Женское платье

В процессе работы над переводами книг по крою выяснилось, что очень сложно подобрать русские эквиваленты, которыми можно было бы обозначить основные типы женских платьев в XVIII веке.

Название распространенной парадной женской одежды начала столетия — mantua, или manteau. Рендл Хольм в книге «Академия вооружения и геральдики» (1688), которая является большой редкостью и цитируется почти во всех работах по костюму этого периода, описывает его как свободное домашнее платье, произвольно подогнанное по фигуре: «A MANTUA is a kind of loose coat without any stays in it, the body part and sleeves are of as many fashions as I have mentioned»[27] (Rothstein 1984: 18). Это платье, «как и многие из тех, что стали впоследствии парадными, первоначально таковым не являлось», — пишет Э. Рибейро (Ribeiro 2002: 34). Его носили всегда поверх корсета или корсетного лифа, оно имело Т-образную форму и было сшито из двух кусков материи, которые лежали на плечах, сзади переходя в длинный шлейф, а спереди ниспадая до пола. Рукава кроили отдельно, а затем пришивали. Это огромное количество ткани, обычно шелковой, с крупным рисунком, драпировали различными способами. Некоторые исследователи считают, что эта одежда — европейская адаптация восточного костюма, который кроили по тому же принципу.

К началу XVIII века mantua перестала быть домашней одеждой, ее плотнее подогнали по фигуре, подчеркнув линию талии. Постепенно она стала нарядной, а к 1720 году — придворной одеждой. «The English court adopted the mantua with enthusiasm; heavily embroidered, with a curtailed train sewn in place (a detachable train was also sometimes added) and worn over the huge hoops of the early and mid-eighteenth century»[28] (Ribeiro 2002: 34).

Mantua стала такой популярной, что даже название профессии портного (dress-maker) по-английски теперь звучало mantua-maker и сохранилось таким до XIX века, когда это платье вышло из моды. В русском языке такого специального термина для этого типа одежды пока найти не удалось, да и в современном английском слово mantua не употребляется, оно известно только специалистам по истории костюма.

Одним из наиболее популярных платьев, наряду с mantua, был sack, или sacque (и по-английски, и по-французски означает «мешок»). Первоначально это было домашнее платье, напоминающее халат. Один из самых ранних сохранившихся экземпляров сшит из стеганого льняного полотна и надевается через голову.

Sack был очень удобным платьем для беременных. Существует мнение, что этот фасон ввела в моду мадам де Монтеспан, фаворитка короля, чтобы скрывать свою беременность.

Ранние sack обычно называют contouche (от польского kontusz — свободная одежда, которая напоминала кафтан, с висячими длинными и свободная рукавами). В начале XVIII века это платье, собранное спереди и сзади незашитыми складками, либо полностью распашное, либо с закрытым от талии центральным передним швом. В 1730-е годы складки на спинке стали собирать в двойную бантовую складку, или «складку Ватто», который часто изображал дам в подобных нарядах.

Русский исследователь костюма Ф. Комиссаржевский называет это платье словом в женском роде, «контуша»: «Появившаяся в 1710 году новая пеньюарообразная форма платья называлась contouche; это была широкая одежда с декольте без талии, падающая свободными складками до пола. Контуша была открыта спереди во всю длину и завязывалась на талии шарфом.

В третьем десятилетии контуша вытеснила почти все другие формы костюмов. <…> Контуша была сильно изменена в 1740 году: к ней приделали лиф, который хотя и обрисовывал бюст, но только спереди, а сзади, начиная от шеи, контуша по-прежнему падала вниз своими широкими свободными складками <…> эти складки иногда подбирали сзади и с боков и прикрепляли у талии» (Комиссаржевский 1998: 314–315).

Видоизмененный sack, о котором говорится здесь, — одна из самых распространенных моделей середины XVIII века, в английской литературе называется sack-back dress, буквально — «платье, свободное сзади»: «The term sack-back describes the distinctive double box pleats originating from the back of the neck line which were allowed to flow out behind the wearer, creating an elegant trained silhouette as well as displaying the silk to great advantage»[29] (Hart & North 1998: 34).

Название sack дожило и до XX столетия — в начале века так называли свободные, неприталенные пальто, а позднее — короткие блузы и жакеты из тонких светлых тканей или домашнюю одежду, что вполне соответствует происхождению этого термина.

Французским эквивалентом sack можно считать robe volante. Во Франции это платье часто критиковали за его форму, считали, что «распущенная линия талии скрывает распущенный нрав», а свободный силуэт подходит лишь для будуара. Тем не менее в конце 1720-х годов это был самый модный французский фасон. В 1730-е годы платье sack, уже превратившееся в sack-back, перешло в ранг парадной одежды. «The sack, whether a formal trained garment or an informal kind of dres sing-gown, dominated female dress for the first half of the eighteenth century»[30] (Ribeiro 2002: 38).

Еще один тип платья, похожий на sack, это wrapping gown (от to wrap — «заворачивать», «закутывать»). Перевести это сочетание можно как «свободное платье», хотя общим термином wrap называют свободную верхнюю одежду — плащи, пальто и любой предмет, в который можно «закутаться». Wrapping gown было свободным сзади, а иногда спереди, приталенным по бокам, его носили обязательно поверх корсета и фижм, в центре переда его зашивали или запахи вали и застегивали брошью или подвязывали поясом, вырез прикрывали манишкой. Эту модель могли носить женщины среднего и низкого сословия, надевая вместо фижм стеганую льняную или хлопковую нижнюю юбку.

Благодаря почти идентичному силуэту и достаточно простому крою, платья XVIII века с течением времени легко превращались одно в другое — из платья sack можно было сделать sack-back, а из mantua — wrapping gown. Этому способствовала еще и дороговизна хороших тканей. По этой причине mantua в чистом виде — большая редкость, а вот одежда середины века, перешитая из него, часто встречается в музейных коллекциях. Например, описанное в книге Дж. Арнольд «свободное платье» из розового атласа с очень широкой датировкой — 1720–1750-е годы: «It is now obvious that this very expensive silk had been unpicked from its original form, which would have been similar to the mantua <…> pressed flat and completely remodeled as a gown with a fitted back and loose wrapover front. It may well have been used for maternity wear <…> The sleeves have been recut, instead of being joined on as a T-shape in the mantua. The small joined pieces in the skirt have been taken from the side pieces of a trained mantua skirt. The bodice has been fitted at the sides»[31] (Arnold 1995: 70).

Многие детали костюма как в английском языке, так и в русском названы по принципу внешнего сходства. Например, слово tail (хвост) означало «шлейф». Другое название шлейфа — train (от to train — «тянуться следом», «тащиться»). Tailed-coat («хвостатый пиджак») — английский эквивалент фрака. Слово frock, так похожее по звучанию на французское, однако не имеет ничего общего с этой модной до сих пор одеждой. Так называют женские и детские вещи. А сочетание frockcoat означает «сюртук».

Подобные сходства, различия, заимствования в названиях деталей и форм одежды — материал для специального словаря. Эта статья — только маленький эпизод из огромной жизни языка костюма. Стоит к нему прислушаться, и он откроет нам много интересного и важного в истории костюма.
Обсудить статью

Литература

Арнольд 2006 — Арнольд Дж. Крой модного платья: английские женские платья и особенности их конструкции, 1660–1860 гг. М., 2006.

Кирсанова 2006 — Кирсанова Р. Розовая ксандрейка и драдедамовый платок. М.; СПб., 2006.

Комиссаржевский 1998 — Комиссаржевский Ф. История костюма. Минск, 1998.

Соснина, Шангина 1998 — Соснина Н., Шангина И. Русский традиционный костюм. СПб., 1998.

Arnold 1995 — Arnold J. 1972. Patterns of Fashion: English Women's Dresses and Their Construction, 1660–1860. London, 1995.

Boucher 1987 — Boucher F. 2000 years of fashion. N.Y., 1987.

Cunnington & Cunnington 1972 — Cunnington, W.C., Cunnington Ph.E. Handbook of English costume in the eighteenth century. London, 1972.

Hart & North 1998 — Hart A., North S. Fashion in Detail: From the 17th & 18th Centuries. N.Y., 1998.

Ribeiro 2002 — Ribeiro A. Dress in eighteenth-century Europe 1715–1789. New Haven; London, 2002.

Rothstein 1984 — Rothstein N. (ed.). Four Hundred Years of Fashion, London, 1984.

Yarwood 1978 — Yarwood D. Encyclopedia of World Costume. N.Y., 1978.

[1] Кринолин — «конструкция из ивовых прутьев, китового уса или металла, использовавшаяся для придания пышной формы женским юбкам» (Кирсанова 2006: 83). Панье (от фр. panier — «корзина»), или фижмы — «род юбки, нашитой на обручи из китового уса, расположенные один под другим, самый широкий находился внизу, а все остальные суживались по мере того, как приближались к талии» (Комиссаржевский 1998: 310). Женщины в XVIII веке надевали панье под юбки для придания им формы. Карако — женский приталенный жакет длиной три четверти, популярный в XVIII веке. Боа — «очень длинный узкий меховой или из птичьих перьев женский шарф, получивший особое распространение со второй половины XIX столетия и на рубеже веков» (Кирсанова 2006: 33).

Пет-ан-лер (от фр. pet-en-l’air) — легкий женский жакет.

[2] О переводе терминологии, связанной с одеждой, см. также: Никитина О. Некоторые особенности терминологии исторического костюма // Мир перевода. 2002. № 1 (7). Январь–июнь. С. 46–51.

[3] Шмиз (от фр. chemise) — женская рубашка.

[4] Бармы — широкий, богато декорированный воротник, часть облачения русских царей до конца XVII века.

Терлик — вид кафтана восточного происхождения, приталенного, с короткими рукавами, который был своего рода униформой придворных служителей в допетровский период.

Летник — широкое длинное женское платье с широкими рукавами, богато украшенными вышивкой.

Кокошник — «головной убор замужних женщин из шелка, атласа, бархата, парчи, позумента, кумача на твердой основе из проклеенного или простеганного холста, картона. Предназначался для больших праздников» (Соснина, Шангина 1998).

[5] «Свадебное платье из шелковой парчи цвета слоновой кости, с рукавами “Мари” и “вандейковым” воротником, обшитым кружевамиблондами. По подолу, над руло, пришита широкая парчовая “вандейковая” лента» (Арнольд 2006: 58).

[6] «Полоска, скроенная по косой для “вандейковой” оборки <…> Декоративные “вандейковые” ленты обшиты руликом по всему краю».

[7] «Валансьен — коклюшечное кружево высокого качества со сложным цветочным рисунком; для его производства требовалась тысяча или более коклюшек; основа — сетка с круглыми ячейками <…> Венецианское кружево — игольное кружево, которое открыли для Европы венецианцы; возможно, они переняли искусство его изготовления из сарацинской Сицилии».

[8] «В конце XIX века плиссированные жесткие оборки, которые собирали пыль, назывались подметальщицами, или balayeuses. Их пришивали с внутренней стороны подола длинных дамских юбок со шлейфами, чтобы они защищали основную ткань платья, собирая грязь с пола или улицы».

[9] «Один край детали плотно собран по всей длине, другой край — фестончатый, с зубчиками, оба края обрубные».

[10] «Оборка на рукаве до локтя с фестончатым обрубным краем дополнена вверху оборкой с зубчатым обрубным краем».

[11] «Прямая полоса из тафты <…> понадобится для обрубной оборки, заложенной бантовыми складками, которая украшает подол юбки» (Арнольд 2006: 41).

[12] Фреза, фрез — «воротник из туго накрахмаленных и плоеных (уложенных в мелкую складку) кружев или ткани, вошедший в моду почти во всех европейских странах с начала XVI века» (Кирсанова 2006: 163).

[13] «Оборки в форме колокола носили до конца 1740-х годов, и в различных вариантах верхнюю оборку делали короче нижней, чтобы показать кружево».

[14] «Оборка была узкой или вообще отсутствовала в изгибе локтя, но была довольно широкой сзади. Кружевные оборки повторяли крой оборок на рукаве из основной ткани, они оставались короткими спереди и длинными сзади».

[15] «Передний край был заложен складками, в один или два ряда, обычно с небольшой кружевной оборкой в центре».

[16] «Характерны для 1760-х годов двойные кружевные оборки на рукавах, а также появление прямой, заложенной складками оборки на бортах распашной юбки — и то и другое говорит о завершении эпохи рококо».

[17] «Края вставки отделаны шелковой лентой цвета слоновой кости» (Арнольд 2006: 28). «Лиф платья и передник отделаны пересекающимися сиреневыми лентами и вышитым тюлем цвета слоновой кости» (Арнольд 2006: 60).

[18] «В XVI веке воротник становится отдельной деталью, которая оформляет горловину сорочки или шмиз; такой воротник обычно называли “лента”, в XVII веке он превратился в широкий отложной кружевной воротник, который называли falling bands (“падающие ленты”)».

[19] «Переднее полотнище юбки собрано на ленту, которая завязывается вокруг талии. <…> Юбка отделана широкой лентой из шелка-сырца <…> Соберите нижний край рукава, пришейте к ленте и закройте необработанные края» (Арнольд 2006: 55–57).

[20] «Рисунок вышивки на манжетах и лентах на лифе такой же, как на mantua и нижней юбке».

[21] «Оборки <…> и фалбала (полоски ткани, собранные складками, которые украшают платье и юбку) по краям обшиты вишнево-красной тесьмой» (Арнольд 2006: 34).

[22] «Там процветало ткацкое ремесло: производили бархат, парчу, дамаск, а также золотое и серебряное кружево».

[23] Уток — нить, идущая перпендикулярно нитям основы, натянутым вдоль станка на ширину будущей ткани.

[24] «Платье из кремового <…> шелка с вытканным узором в виде фруктов грушевидной формы и экзотических цветов розового, желтого, коричневого, зеленого и черного оттенков».

[25] «Платье и нижняя юбка из бледно-голубого шелка с вытканным цветочным узором насыщенного красного цвета, украшенного зелеными листьями, выходящими из мест соединения серебряных вьющихся веточек и серебряных цветов».

[26] «Они шьют плащи, накидки <…> из шелка, бархата, простого или узорного, и отделывают их серебряным и золотым кружевом».

[27] «Mantua — разновидность свободной одежды, никак не укрепленной изнутри (без косточек), лиф и рукава могут быть тех фасонов, о которых я упоминал».

[28] «Английский двор принял mantua с энтузиазмом; богато вышитая одежда с укороченным пришитым шлейфом (съемный шлейф тоже могли носить), надетая на огромные фижмы начала и середины XVIII века».

[29] «Термин “свободный сзади” обозначает определенным образом заложенные двойные бантовые складки, которые начинаются у линии выреза спинки и, создавая объемную драпировку, переходят в шлейф, формируя элегантный силуэт и одновременно всю красоту шелковой ткани».

[30] «Платье сак, будь то парадное платье со шлейфом или вид домашней одежды, доминировало в женской моде первой половины восемнадцатого века».

[31] «Теперь очевидно, что этот дорогой шелк от распоротой вещи, которая могла быть похожей на mantua <…> ее полностью разобрали, разгладили и переделали в платье с прилегающей спиной и передом свободного покроя с большим запахом. Такое платье могли носить во время беременности <…> Рукава перекроены, хотя и пришиты к платью по тому же принципу, формирующему Т-образный си луэт. Куски, пришитые к юбке, были отрезаны от боковых полотнищ юбки mantua со шлейфом. Лиф притален по бокам» (Арнольд 2006: 70).

URL записи

@темы: английский